Андрей Сопин — о Кубке мира и Суперлиге

Защитник столичной МБА и сборной России Андрей Сопин в итервью блогу "Баскетбол. 63-й регион" вспоминает поездку на Кубок мира, делится впечатлениями от Китая и ждет прорыва в новом сезоне Суперлиги от себя и своей команды.

- Привык к тому вниманию, которое на тебя обрушилось в последние пару месяцев?

- Сейчас, наверное, уже привык. А поначалу было непривычно, когда много людей подходило и интересовалось разными моментами. Даже напрягало, было не очень уютно, что приходится со всеми общаться. Сейчас общаться даже нравится, что-то новое и от них узнаю. Приятно, когда обращают внимание и создается какой-то диалог.

- А каково чувствовать себя одним из самых обсуждаемых баскетболистов России?

- Да нет, мне кажется, я далеко не самый обсуждаемый. Да и не очень обращаю на это внимание, особенно сейчас, когда начались матчи — хочется чуть-чуть абстрагироваться, сосредоточиться на баскетболе.

- В какой момент ты понял, что попасть в заявку сборной на Кубок мира вполне реально?

- Мне кажется, я это не до конца понимал, даже когда меня уже взяли в состав. Осознание пришло, только когда началась первая игра: я вышел на разминку, вышел на паркет — тогда и прочувствовал эту атмосфера, энергетику Кубка мира. Разные страны, разные люди, разные культуры... Это масштабное мероприятие, на которое не все попадают, а если уж ты попал — это нужно ценить и наслаждаться этим.

- Но наверняка ведь ты слышал и разговоры вроде: «Если бы не травмы лидеров, куда там этим пацанам из Суперлиги в сборную!»...

- Конечно, такие разговоры были. И, конечно, если бы не все эти обстоятельства — мы с Мотовиловым вряд ли попали бы в состав. Но Сергей Базаревич всем дает шанс. И если он вызвал кого-то на сборы — значит, понимает, что этот человек может принести какую-то пользу. Дальше уже все зависит от того, как ты воспользуешься этим шансом. Например, Ваня Ухов тоже начинал в Суперлиге в «Парме» — и в достаточно молодом возрасте попал в сборную и играл в официальных матчах. Все возможно! Главное, работать и прикладывать для этого все усилия.

Безусловно, должны совпасть многие обстоятельства, чтобы в итоге все сложилось в такую красивую историю. Но, как показывает современный баскетбол, нет ничего невозможного. Хотелось бы верить, что для российского баскетбола, для игроков Суперлиги наш пример будет стимулом. Даже если кто-то не попадет в сборную — конкуренция за место в ней будет расти, причем не только на уровне Единой лиги ВТБ, но и на уровне Суперлиги. Ведь и уровень Суперлиги с каждым годом растет.

- Практически всю профессиональную карьеру ты провел под руководством Александра Афанасьева. Они с Сергеем Базаревичем, даже если просто смотреть с трибуны, совершенно разные...

- У них разные философии. Хотя здесь сложно судить: сборная играет краткосрочные турниры, когда философия, пригодная для полноценного сезона, уже не работает. Поэтому приходилось подстраиваться, запоминать какие-то новые принципы, которые поначалу были не очень понятны, и привыкать к ним.

- Базаревич отдельно с тобой общался, чтобы донести эти самые принципы?

- Были и личные разговоры. И когда перед тренировкой команда собиралась в круг, он тоже доносил нам, что хочет видеть на площадке, что хочет видеть от конкретных игроков. Весь тренерский штаб помогал нам в этом. Когда что-то не получалось — мог один тренер подойти, другой, кто-то из игроков тоже подсказывал.

- Как вас с Мотовиловым встретили ветераны сборной?

- Атмосфера внутри команды вообще замечательная. Парни поддерживали нас с Гришей, да и вообще все друг друга поддерживали. Мы общались и вне площадки: шутки, подколы — в этом плане все было супер, адаптация прошла буквально за несколько дней.

- Впечатления от бытовых условий на Кубке мира у всех остались противоречивые. Что запомнилось тебе?

- В Китае я раньше не был, для меня это было что-то новое. В хорошем плане очень удивила инфраструктура: все эти высотки, развязки... В Москве едешь, можно увидеть развязку только в три уровня, а там — в семь-восемь!.. И поначалу очень непривычно было питаться: вроде бы меню европейское, но готовят-то все равно китайцы, готовят так, как они умеют. Та же курица: когда она не поливается соусом, а готовится в этом соусе — вкус теряется. Под конец турнира такая пища уже надоела, хотелось чего-нибудь простого.

- Евгений Бабурин признавался, что первым делом по возвращении съел борща. А ты?

- В Китае очень-очень хотелось съесть суп. Любой суп. Там нам в основном давали крем-суп — на привычный нам суп это не очень похоже. И хотелось чего-нибудь «русского», например, скумбрии с картошечкой, соленый огурчик... А когда вернулся, попросил бабушку, чтобы она приготовила куриный бульончик.

- Самым ярким для тебя стал матч с Аргентиной. Ты вышел играть против Кампаццо и Сколы — и чуть не затащил в концовке...

- К этому матчу мы уже выполнили задачу-минимум. На нас ответственность давила меньше, чем на Аргентину, мы выходили просто играть в свое удовольствие. Конечно, все думали и о результате, но, как мне кажется, на нас это давило меньше, чем на соперника. А я просто попал в игру. Когда играешь против таких звезд — наоборот, еще больше хочется проявить себя, показать, что все мы люди.

- Наверняка сыграл и фактор твоей неизвестности для соперника. Аргентинские журналисты потом удивлялись: «Суперлига? Что это?»

- Да, фактор неожиданности по-любому сыграл. Приехали какие-то молодые парни, которые играют неизвестно где, Гриша вообще из Владивостока — это ведь другой конец света и для Аргентины, и для Европы, где играют их лидеры. Наверное, они могли нас недооценить и не воспринять всерьез.

- Мотовилов сразу после Кубка мира перешел в более статусный клуб. Наверняка и у тебя были предложения из Единой лиги. Не жалеешь, что летом продлил контракт с МБА?

- Предложения у меня были уже после Кубка мира. А переходить из команды Суперлиги в команду Единой лиги в сентябре — это очень большой риск: составы уже укомплектованы, предсезонная работа проведена... Как ты вольешься в коллектив, как почувствуешь философию тренера, как будешь себя чувствовать внутри команды — все это играет важную роль. Опять же, неизвестно, какое у тебя будет игровое время, нужно все заново доказывать. А в МБА у меня есть игровое время, есть доверие тренерского штаба и руководства, позволяющие мне развиваться. Начавшийся сезон, мне кажется, будет для меня ключевым в плане развития, в плане личных амбиций.

- Но МБА — достаточно скромная в плане результатов команда. Это хорошее место для реализации амбиций?

- В таких условиях и можно раскрыть себя. Мне нравится, как я здесь развиваюсь. И, на секундочку, МБА всегда кого-нибудь да и обыгрывает из топовых команд, всегда рубится. Здесь есть своя философия, свое отношение к игрокам: мы все — одна большая семья, мы всегда общаемся и вне баскетбола, и с игроками, и с тренерами. Это тоже подкупает. В такой атмосфере приятно работать и можно чего-то добиваться.

- Весной на плей-офф ты съездил в аренду в Ревду, Что тебе дали два месяца в «Темп-СУМЗ-УГМК»? Помимо бронзовой медали Суперлиги...

- МБА только один раз попала в плей-офф, и первом же раунде проиграла «Самаре». В Ревде я почувствовал атмосферу плей-офф, когда каждый матч может стать решающим. Сама атмосфера, напряженнный график, перелеты — это определенный опыт. Да и вообще, всегда полезно выйти из зоны комфорта и оказаться в новой среде, адаптироваться к ней. Чтобы глазик не замыливался и понимать, что в других городах тоже играют и развивают баскетбол.

- Но все же без всяких сомнений вернулся в Москву?

- Были не то чтобы сомнения... Я сравнивал варианты, у меня были конкретные предложения из Суперлиги. Взвесив все плюсы и минусы, я решил остаться в МБА. Пообщался с тренером и руководством, услышал, о каких игроках идет речь — кажется, в этом сезоне у нас может что-то получиться.

- Ты много играешь в Суперлиге, сыграл со сборной на Кубке мира — что будет для тебя следующим шагом?

- Конечно, хотелось бы попасть в сборную и в феврале, закрепиться там на постоянной основе, а не из-за травм других игроков. И попробовать себя в Единой лиге ВТБ.

Источник: 
"Баскетбол. 63-й регион"